Интервью с тренером детской школы "Цмокі-Мінск", который работает в ней с самого основания баскетбольного клуба "Минск-2006". 

Дмитрий Арзютов работает детским тренером с самого основания БК «Минск-2006». За 13-летнюю карьеру детского специалиста он воспитал немало баскетболистов, а до этого успел пошуметь в чемпионате Беларуси в роли игрока. В интервью пресс-службе «Цмокі-Мінск» Дмитрий рассказал о том, как попал в баскетбол, о новом поколении и о потенциале игроков.

Профайл: Дмитрий Арзютов родился в 1977-м году. Начинал тренироваться в СДЮШОР в Осиповичах, затем поступил в могилевское училище олимпийского резерва, а продолжил учебу в Минске. Играл на профессиональном уровне в чемпионате Беларуси. С 2006-го года - тренер нашей детской школы. С командами СДЮШОР "Цмокі-Мінск" неоднократно выигрывал республиканские соревнования. Руководил юниорской сборной Беларуси на чемпионате Европы.

Детство в разъездах, Осиповичи, спорткласс
В моей семье все мужчины были военными: и отец, и дед. Поэтому папа, конечно, хотел, чтобы и я пошел по этой стезе. Но все мое детство прошло в разъездах, бесконечных учениях и подъемах по ночам. Мама рассказывала, что я в 5 лет заявил, что военным быть не хочу. Хотя сейчас получилось так, что я тоже постоянно в путешествиях – только с командами.

В баскетболе я оказался чисто случайно. На уроке физкультуры как-то пробежали кросс, а учитель сказал: «Подойди к тому дяде». Тот спросил: «Баскетболом будешь заниматься?» А я и не представлял себе, что это такое. Ну, говорю, давайте, буду.

И прямо с сентября стал ходить в спорткласс. Мне тогда было 10 лет, мы проводили по 2 тренировки в день. 3 года позанимался, потом забрали в УОР (Училище олимпийского резерва – прим.ред.) в Могилев.

Первые полгода я ездил каждые выходные из Могилева в Осиповичи домой. Мама стирала вещи, давала еду с собой. Из-за учебы в другом городе я рано начал самостоятельную жизнь.

Мама не хотела, чтобы я ехал. Считала, что рано еще, что малой. Но отец - офицер - стукнул по столу кулаком: "Надо!" И я не жалею.

После Могилева перевелся в Минское РГУОР. В 15 лет уже играл за команду в Первой лиге, выступал на первенстве города. Вместе со мной играли Лашкевич, Хаменя, Бирюков, Голобурда. Закончил 11-й класс, потом - 2 курса УОРа, пошел играть в "Автозаводец". Отыграл сезон вместе с тогдашними «ветеранами»: Анатолием Якубенко, Анатолием Парфиановичем, Евгением Пустогваром, Константином Хорошиловым. Приличный состав, а мы такие молодые были еще, зеленые.

Сезон там отбегал, и потом меня позвали в РТИ-ОЗАА, где провел 2 сезона: с 1997-го по 1999-й. Финансирование прекратилось, поэтому пришлось искать другие команды. Пошел в "Темп" и отыграл там с Андреем Кривоносом сезон, затем засветился в Orange. В своем последнем сезоне успел побегать в БГУ у Анатолия Парфиановича и Дмитрия Новицкого.

- Не жалеешь, что не поехал за границу?
- Как-то раз мы с РТИ-ОЗАА играли в Гродно против "Гродно-93". Жили в гостинице, спустились поужинать в ресторан. Подошел ко мне какой-то мужчина: "Присядь к нам за стол, поговорим". Конец 90-х, времена опасные, поэтому я отказался. А через 2 года узнал, что это были скауты из литовской команды и хотели меня пригласить к себе. Как бы сложилась жизнь, если бы я тогда сел за столик к литовцам? Непонятно.

Начало тренерской карьеры
После сезона в БГУ решил завязать с карьерой игрока и пошел на тренерскую работу. Была тогда школа развития баскетбола "Magic Basket". Если бы мне кто-то сказал во время учебы в УОРе, что я буду детским тренером, я бы ответил: "Ошибаетесь, ребята, я играть хочу". Но уже в 26 лет я закончил и пошел тренировать.

В 2006-м пришел в СДЮШОР при новом клубе "Минск-2006". Сначала взял группу 15-летних парней, а уже на следующий сезон попробовал работать с малышами.

Помню свою первую тренировку с ними. Показываю задания, объясняю что-то, а Константин Николаевич (Шереверя – прим.ред.) сидит в тренерской, дверку приоткрыл и наблюдает. А я не в курсе был, думал, он ушел. Потом я захожу в тренерскую после занятия, а он мне такой: "Ну, неплохо, а ты боялся".

И полетело-закрутилось: сезон, детские лагеря, тренировки, сборы. Это затягивает.

Правда, в какой-то момент на полгода пришлось прекратить тренерскую практику. Приходилось снимать жилье, и вся зарплата уходила только на это. А нужно же еще поесть, сходить куда-то...Были тяжелые времена. Поэтому на какое-то время стал экспедитором, ездил по всей Беларуси. Померз, хронически не высыпался - в общем, понял, что это такое.

А тут еще стали звонить родители детей, которых я тренировал, просили, чтобы вернулся. Да и самому как-то без учеников одиноко было. Смотришь фотографии после летнего лагеря - и понимаешь, что привык к ним уже. Подумал, что лучше буду со свистком и в зале, чем ночью в грузовике непонятно где. Вернулся обратно к тренерской практике. Думаю, я на своем месте.

Потенциал игроков, проблемы поколения
Была у меня группа игроков 1996-го года. Ее набирал другой специалист, а я у ребят стал третьим тренером в их жизни. Познакомились, начали работать. В первом сезоне в Евролиге (ЕЮБЛ - прим.ред.) выиграли всего 3 игры, опустились в дивизион В. А на следующий год те команды, которым мы проиграли раньше, уступали нам стабильно 5-10 очков. Мы прогрессировали и вернулись в дивизион А. Возил этот 96-й год на чемпионат Европу, и никто не ожидал, что мы займем 10-е место из 21-го. Была сильная подгруппа: Израиль, Швеция, еще кто-то из крепких сборных. Хорошо проявили себя там Максим Салаш, Владислав Кандыбович и Роман Рубинштейн. Могли быть девятыми, но проиграли голландцам.

Но в Беларуси мы выиграли этим составом абсолютно все соревнования: ДЮБЛы и ДЮСШи, дни молодежи, олимпиады. Потом они поднялись в дубль к Георгию Кондрусевичу (в «Цмокі-2» - прим.ред.).

Кто-то из них не пошел на профессиональный уровень, а кто-то играет и сейчас. Хорошо, что Рубинштейн, например, уехал в Словению. Ведь если не попадаешь в основную команду "Цмокаў", то в Беларуси-то и негде особо играть. "Гродно-93" не безразмерное, а нужно ведь не только получать игровую практику, но и денег немножко. Ну, как "немножко"...Молодому же всегда хочется много денег. Нужно что-то купить, куда-то пойти, не зависеть от родителей. Так что Рома молодец, надеюсь, заиграет в Словении. Да и к сборной уже привлекался.

- А как вообще потенциал игрока раскрывается?
- Вот у меня часто спрашивают про потенциал. Подходит ко мне какой-нибудь родитель после месяца тренировок с его малышом и задает вопрос: "Ну, что, будет толк?" Я же не оракул, трудно сказать. Сказать "он будет играть" в 10 лет очень сложно. Конечно, каждому тренеру хочется, чтобы команда все время выигрывала, но по опыту знаю: если из группы 1-2 парня попадут в тот же дубль "Цмокаў" - это уже хорошо.

А почему так? Да много причин. Компьютеры, мягкие родители. Раньше с улицы домой было не загнать, чуть ли не с ремнем папы ходили за детьми. А сейчас дворы пустые. На каникулах редко кого увидишь на улице.

Всегда по тренировкам видно отношение к делу. Одному парню не надо 10 раз говорить, что после броска руку лучше оставить, а другому и 20 раз повтори - он все равно будет делать по-своему, когда ты отвернешься.

Но для ребенка занятия в группе полезны, он становится взрослее. Соревнования, детские лагеря. Прививаешь им дисциплину, учишь стирать вещи, требуешь порядка в комнате. Поездки в детские лагеря определенно способствуют развитию личности ребенка. Они становятся самостоятельными гораздо раньше.

Где-то родители тоже должны направить. Ребенок скажет "не хочу тренироваться", они согласятся и все. Через два года он поумнеет и захочет вернуться. Но за эти два года ребята, которые остались тренироваться, убежали далеко вперед, а ушедший парень не просто остался на старом уровне, ему фактически с нуля нужно все начинать.

Опять же, в первые дни смен в спортивном лагере летом многие малыши плачут: "Тренер, позвоните папе, пусть приедет и заберет". Прошел год, и они уже весной спрашивают: "А лагерь будет?" И это при том, что в лагере у них нет никаких гаджетов – об этом я заранее предупреждаю родителей. Кстати, сейчас проводим не так много собраний, гораздо проще написать в группу в «вайбере»: сборы тогда-то, взять с собой это. Но планшеты и телефоны я забираю сразу по приезду. Ведь обычно летом на улице хорошая погода, дети не должны сидеть в душных комнатах и смотреть в мониторы. Мы же едем на природу, поэтому я выгоняю их побегать в футбол, в другие подвижные игры.

Нюансы работы с детьми, проблемы системы в Беларуси
На первом этапе ребят нельзя нагружать большим количеством нудных упражнений. Малыша надо заинтересовать разнообразными тренировками. Мне бы тоже было скучно полтора часа давать передачу в стену. С ними нужно играть. Нужно, чтобы ребенок заболел баскетболом. Они должны идти на тренировку, как на праздник. А вот лет в 14-15 парни уже понимают, что им это надо. Вот тогда нужно давать им как можно больше работы, чтобы они привыкали к труду и осознавали, на что идут.

Но 14-15 лет - это в среднем. Есть игроки, которые начинают серьезно мыслить и в 10-11. Так бывает, когда в семье кто-то подталкивает к спорту, когда, например, папа - бывший баскетболист. Он с ребенком ходит летом на площадку, сам учит чему-то. Ведь 3 тренировки в неделю для начинающих - это объективно мало. Мы поэтому и проигрываем другим странам на начальных этапах. Россия набирает с 6 лет, Прибалтика - с 6 лет. А мы - с 8. Получается, мы изначально 2 года проигрываем, а потом приезжаем на соревнования - и получаем "-70". Там ребята могут уже мяч водить не глядя, а мы только учимся.

И играть с детской командой только в Беларуси нельзя - уровень местного ДЮБЛа низкий. Я смотрю на счет - 115:15. Это неинтересно. Мы постоянно ездим в Россию, Украину, Прибалтику - ребята растут в мастерстве благодаря этому.

- Что делать с детьми, которые не тянут?
- Отказываться от такого ребенка нельзя. Вероятно, он не будет профессионалом, но он может стать баскетбольным судьей. Или бизнесменом, который захочет помочь клубу. Или своего ребенка приведет в баскетбол. Это здорово, это лучше, чем сидеть дома в компьютере.

Фото: Цмокі-Мінск

Спонсары і партнёры