Бенджамин Дуду: «Не боюсь борьбы за место на паркете»



Если кто-то далекий от баскетбола услышит имя Бенджамин Дуду, наверняка, подумает, что «Драконы» подписали очередного иностранца. Однако, Бен - обладатель белорусского паспорта, хотя первые годы своей жизни и провел в Гане (оттуда родом его папа). Почитать об африканском детстве можно в прошлых интервью Бена (например, здесь и здесь). Мы же сделали бОльший акцент на настоящем.

ПЕРЕХОД В «ЦМОКІ» И ДЕБЮТ В СБОРНОЙ


После сборной понимал, какой здесь уровень. Да, тут немного другая интенсивность, по сравнению с тем же Чемпионатом Беларуси. Выше уровень игроков, которые тебя окружают.

Когда получил предложение, был в прострации первые секунды. Затем мы поговорили с тренером, он объяснил, как видит мою роль в команде. Сразу сказал, что будет тяжело, и к этому надо быть готовым. Но я уже проходил это все в «Химках». Только был помоложе. Так что, примерено понимаю, чего стоит ожидать. Не знаю, как выйдет, но надеюсь, все получится.

Не боюсь борьбы за место на паркете. В команде у каждого будет своя роль: у кого-то защищаться, у кого-то забивать, у кого-то бежать. Тренер распределяет. Передо мной обозначены конкретные задачи во время игры. Думаю, что должен с ними справиться.

Было интересно попробовать себя в сборной (Бен дебютировал за национальную команду осенью 2019 г. - прим.). Меня же и раньше звали, но тогда не мог по здоровью приехать. Доигрывал сезон и сказал, что буду лечиться. Потом были нюансы со спортивным гражданством. Так что долгий путь прошел. Эти две игры, которые отыграли – были классные.  В любом случае, когда ты рядом с ребятами высокого уровня, намного легче играется.

BEN

Мы пытались поддерживать форму: сначала вместе тренировались, потом по небольшим группам. Хотели минимизировать риски. Было непонятно, будем ли доигрывать чемпионат или нет. В таком режиме были до мая. Затем 2 месяца самостоятельной подготовки. Пробежки, иногда тренажерный зал. Старался избегать в Светлогорске больших скоплений людей. Потом получился сбор. Слава богу, что он вообще был. Иначе не знаю, каким можно было вернуться не то что к тренировкам, а вообще к баскетболу. Это очень долгая пауза.

О МОГИЛЕВЕ И ЛИЧНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЯХ

В Могилеве на новость отреагировали нормально, даже хорошо. Честно, ожидал, что будет хуже. Первым делом поговорил с тренером и директором. И все меня только направили, сказали хорошие слова. Все были рады, что появилась такая возможность - поиграть на высоком уровне. Такого, что бы кто-то кричал «предатель» или что-то такое, пока еще не было.

Одно из первых, что я спросил - про финал чемпионата. В голове сразу возникла мысль: «за кого я буду доигрывать?» Потом стало понятно, что сезон новый, и составы будут обновленные. Но пока я не позвонил тренеру и директору и не поговорил обо всем, в голове был бардак. Но они сказали, что все нормально. После этого понял, что делаю все правильно.

Когда в «Борисфене» появлялись легионеры, я такой сразу: «ооо, даже не пытайтесь со мной разговаривать на английском, только на русском». Если честно, не помню их реакцию. Потому что иностранцы, которые к нам приезжали – они такие необщительные по началу. Тихие и спокойные, но спустя время, когда понимали, что вообще происходит и куда они приехали, то уже нормально. Что-то спрашивали, интересовались. Мою историю про Гану, которую все спрашивают, они тоже узнавали. Некоторым действительно было интересно.

Сами были немножко в шоке, когда увидели наших болельщиков в Днепре. Они проделали на самом деле очень длинную и тяжелую дорогу. Это было очень приятно. Часть из них потом поехала с нами и в Армению, чтобы поддержать.

Когда играл за «Химки», мы встречались то ли с «Ритасом», то ли «Жальгирисом». Когда 15 000 зрителей начинают кричать и поддерживать соперника так, что ты не слышишь ничего - это давит, конечно. А на такой небольшой арене, как в Днепре, играть было вполне комфортно. Да, там очень хорошие болельщики, но наши фанаты даже перекрикивали их. И это давало заряд эмоций, заводило нас. Играли, может, уже где-то не за счет мастерства, а за счет того, что они гнали нас. На эмоциях больше, а не по уму.

BEN

О СОЦСЕТЯХ И СВОБОДНОМ ВРЕМЕНИ

В соцсетях сидел до определенного момента. И это отнимало очень много времени: день и ночь в телефонах. Потом как-то зашел спор с моим другом, и около года мы не пользовались вообще ничем. Только вайбер, чтобы оставаться как-то на связи. Уже года три, наверное, прошло. И это вошло в привычку. Конечно, могу где-то новости почитать. Но, в основном, в телеграм-каналах.

В дороге между матчами могу почитать книжку или посмотреть какой-нибудь сериал. Больше, конечно, сериалы. Книги читаю, связанные с психологией. Но могу порекомендовать Стивена Кинга «Под куполом», Дена Брауна «Цифровая крепость», Тела Бен-Шахара «Парадокс Перфекциониста». А вот «11/22/63» того же Кинга не советую.

Мой топ сериалов:
Ликвидация
13 причин почему
Сотня
Табу
Шерлок (Великобритания)
Теория большого взрыва
Как я встретил вашу маму
Очень странные дела
Бесстыжие
Фарго
Половое воспитание
Во все тяжкие
Ходячие мертвецы

BEN

О НЕОБЫЧНОМ ИМЕНИ И СВЯЗИ С ПАПИНОЙ СЕМЬЕЙ

Из маминых рассказов знаю, что мое полное имя Бенджамин-Павел Нии Апонса, хотя в паспорте записаны только первые два. А вот у сестры в паспорте указаны все имена: Дуду Ольга Наа Асареби. Хотя когда мы вернулись из Ганы, на моей детской карточке было написано Красницкий Павел: т.е. мамина фамилия и имя. Но как-то приехал папа и сказал «не-а». Так что имя выбирал все-таки отец, а Павел мама оставила в честь дедушки.

По возвращении единственной проблемой было то, что не мог пойти в школу. Я вообще не знал русского. И меня отправили в сад, где, по словам мамы, сложностей особых не было: детям наоборот было со мной интересно. Не было какой-то озлобленности, что не такой, как все. С этим больше сейчас сталкиваешься. Идешь где-то и на тебя могут просто вплотную смотреть, как будто первый раз видят. И ты в ответ начинаешь прямо в глаза смотреть. Хотя я, если честно, даже не замечаю. Это видят те, кто идет со мной рядом. Всегда удивляются: «Чего они все смотрят?»

BEN

Папы не стало в 2007 году. Он никогда не пытался повлиять хоть как-то на мой выбор. Да и как. Связь мы поддерживали только через телефон: поздравления с днем рождения, с новым годом. Доступного интернета тогда еще не было.
У отца было 3 сестры и 3 брата, насколько я помню. Сестра и мама немного поддерживают связь с родственниками. Кто-то из них живет в Англии, кто-то в штатах. Разъехались повсюду. Во времена, когда сидел на ФБ, когда добавлялись в друзья люди с фамилией Dodoo, всегда скидывал маме и спрашивал кто это. И мама говорила «этот такой-то, такой-то через такого-то родственника».

В Гане совершенно другая жизнь. Никогда не думал, что бы было, если бы мы не уехали. Но ты спросила, и теперь, похоже, буду. Нет, никогда не хотелось съездить.

Если брать США, там проблема расизма, как мне кажется, стоит гораздо острее. Многое зависит от твоего отношения. Мои друзья знают, что могут пошутить и даже иногда «жестконуть», и меня это не заденет. Я тоже могу что-то ляпнуть в ответ. Такие же шутки в адрес сестры? Сказал бы притормозить.

BEN

О МЕЧТЕ ИГРАТЬ В НБА И ПЕРЕОСМЫСЛЕНИИ КАРЬЕРЫ

В детстве все хотели играть в НБА.  Когда еще в Светлогорске занимался, каждый выбирал там Уэйд, Леброн, Коби, Гарнетт. Мне всегда нравился Уэйд. С парнями постоянно ругались, когда команды между собой играли. Ощущение было, что это мы были на площадке. Постоянно спорили, кто лучше.

Осознание, что НБА недостижимо пришло, наверное, после чемпионатов Европы, когда поиграли со сверстниками. Стал понятен общий уровень даже европейский, я уже беру мировой. Было видно, что мы немного отстаем. В плане игры и мышления. Не тот уровень. Были люди, по которым сразу видно, что у них одна дорога.

Конечно, когда мне было 18-19 было многое было «по-барабану». Это сейчас, когда начинаешь думать, мысли закрадываются, что может где-то надо было сделать больше, где-то недоработал. Начинаешь где-то переосмысливать, какой путь прошел и что в какие-то моменты жизни надо было сделать так, а не так.

BEN

О ПЕРЕЕЗДЕ, ЧУЖОЙ МАМЕ И МИНСКОМ РИТМЕ ЖИЗНИ

В Москве меня приняли очень хорошо. Хотя мне рассказывали всякие ужасы, как иногда принимают новичков. Когда я приехал, был один такого возраста и тренировался с ребятами постарше - 1988, 89 годов рождения. Были некоторые юмористы, но все по-доброму. А когда подтянулся мой возраст, вообще, проблем не было. Были очень дружными. До сих пор общаемся с парнями.

Первый год-два жил с другим мальчиком и его мамой. Потому что был самым маленьким. Его мама работала в клубе, и вот чтобы меня не «запускать», поселили с ними. Но это и хорошо: моей маме было спокойней. Всегда знала, что я домой возвращаюсь и нахожусь под контролем. Было нормально, своя комната: я приходил и уходил.

BEN

В Беларуси все поспокойнее. Например, метро. В Москве спускаешься и тебя просто вносит потоком и так же выносит. Конечно, в Минске тоже много людей живет и жизнь более насыщенная по сравнению с Могилевом. Но все равно это попадает под тот ритм, который мне нравится, и где мне комфортно.

Фото: личный архив Бена, Белорусская федерация баскетбола